Кто и почему запретил рыбоохране работать в лиманах и Азовском море

Сохранение водных биоресурсов – одна из самых важных задач, которая стоит сейчас перед краем. Это и экологический, и социальный вопрос, поиск ответа на который ведут все ответственные структуры. Но, судя по всему, его пока нет.

За пять лет только промысловый запас пеленгаса сократился в шесть раз, тарани – в два раза. При этом в Азовском море вот уже третий год как полностью запрещен промысел судака, а в лиманах – вылов раков. На прилавках же можно найти все и в широком ассортименте.

Почему так происходит? На это вопрос ответил  заместитель начальника Азово-Кубанского отдела государственного контроля, надзора и охраны водных биологических ресурсов Азово-Черноморского территориального управления Сергей Смалюга. Он всю жизнь отдал охране этих самых рыбных запасов.

– Может, штрафы надо ужесточить, Сергей Никифорович? На краевом уровне много раз говорили об этом.

– Это мы уже проходили и не раз. Штрафами проблему не решишь. Но у нашей службы и полномочий для этого сейчас нет, они отданы пограничникам, которые и занимаются охраной рыбы в местах нагула – в Ахтарском, Ейском, Ахтанизовском, Курчанском, Бейсугском лиманах. Мы в Азовские лиманы можем выходить только с пограничниками, самостоятельно – запрещено.

В свое время, чтобы оформить документы на браконьера, пограничникам надо было вызывать рыбинспекторов. Оперативной такую работу, конечно, не назовешь. Но теперь у Росрыболовства нет и таких возможностей. Как ни странно, охрана биоресурсов сейчас – зона ответственности пограничников.

– Все дело в запятой, – невесело улыбается замначальника Азово-Кубанского отдела Азово-Черноморского территориального управления Сергей Смалюга. – Ее в документе не там поставили, вернее, совсем не поставили. А жаль. Пусть звучало бы так, что охрану биоресурсов в Азовском море и лиманах возложить на пограничников и, через запятую, на инспекторов Росрыболовства. Считаю, это было бы разумно. Работы хватило бы всем.

Есть еще одна проблема, которая хорошо известна и тоже никак не решается: неконтролируемый сброс рыбы в море после ее вылова судами рыболовецких предприятий. Мелкую, не по калибру, отправляют за борт. В том числе и поэтому каждый год уменьшается вылов той же хамсы.

– Все так, – соглашается Сергей Смалюга. – Раньше мы контролировали видовой состав прилова молоди. Бывает, в сети попадает до 30 – 40 процентов молоди тарани. Кто ее будет выбирать, если не заставить, не проконтролировать? Ну, сейчас наша служба лишена права это делать, а в рядах пограничников, при всем уважении, ихтиологов нет.

Все эти проблемы недавно обсуждались на краевом совещании, состоявшемся в Приморско-Ахтарске, – на берегу некогда самого продуктивного моря планеты. Зачем нужны такие инспекторы, если у них нет полномочий? Такой справедливый вопрос задал губернатор Кубани Вениамин Кондратьев. Инспекторам надо возвращать их права. Глава региона отметил, что, если надо поднять вопрос на уровне руководства страны, он готов это сделать. Время пришло, промедление опасно.

Об этом подробнее читайте в газете «Кубанские новости»(29.06/2018).

Реклама
Categories: Краснодарский край, браконьеры, водоемы, море, река, рыба | Оставьте комментарий

Навигация по записям

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: