Как пережить всех на свете?

фото

Даже самые здоровые люди живут на 30–40 процентов меньше отпущенного срока. Но есть на свете один народ, где почти все доживают до столетия.

Где нечего делать полиции

Великий врач эпохи Возрождения Парацельс утверждал, что срок человеческой жизни 600 лет. Илья Мечников и Александр Богомолец считали – 160. Есть страны-рекордсмены: в Японии более 40 тысяч граждан отметили столетний юбилей, а старейшей жительнице Земли Наби Тадзиме в этом году исполнилось 118 лет.

И только представители народа хунза живут до ста и более лет, сохраняя крепость тела, без кариеса и деменции. 

Племя обитает в Индии, на берегу ледяной гималайской речки Хунзы в Счастливой долине, зажатой гигантскими горами.

Впервые об удивительном народе, насчитывающем всего 15 тысяч человек, в самом начале ХХ века поведал миру британский военный медик Роберт Мак-Каррисон, по долгу службы лечивший жителей горных районов Северной Индии. 

фото

«Племена в этих суровых местах не блещут здоровьем, здесь не редкость туберкулёз, тиф, диабет, базедова болезнь, наследственный кретинизм, чума, холера и сифилис, – писал он. – Только в племени хунза все были здоровы, я обнаружил у них лишь несколько переломов и один случай воспаления глаз».

Мак-Каррисон первый сообщил о том, что хунза доживают в среднем до 120 лет, а столетние люди работают на полях, охотятся в горах.

«Сорокалетние женщины здесь выглядят как юные девушки, даже в шестьдесят лет они выглядят молодо, в 65 рожают здоровых детей, – удивлялся британец. – Внешне схожи с европейцами. Несмотря на тяжёлую жизнь, удивительно спокойны и жизнерадостны. Нет у них ни драк, ни преступлений, нет даже склонности к воровству. А потому нет и полиции с тюрьмами. Управляет племенем избранный вождь с помощью совета старейшин. Все старики до конца сохраняют ясный рассудок и пользуются непререкаемым авторитетом».

Хунза не знают смешанных браков, заключая их только внутри племени. Любой начинающий медик докажет, что это путь к вырождению. Однако хунза вовсе не напоминают вырожденцев, а новорождённые здесь – настоящие крепыши.

Большинство не умеют читать и писать – это привилегия вождя и выходцев из семей племенной знати, обучавшихся в мусульманских школах. Своей литературы у хунза нет; они не знают, что такое живопись, скульптура или резьба по дереву, не ткут тканей. Нет даже своих музыкантов – на торжества их приглашают из соседних племён.

Молодящий холод

Мак-Каррисон писал и о способности хунза легко переносить сильные холода, и об их выносливости. Старики способны пройти по сто-двести километров – а ведь на таком высокогорье быстро наступает упадок сил даже у молодых марафонцев.

«Старики, женщины и дети весело плещутся в такой холодной воде, к которой европейцу страшно прикоснуться, а ведь здесь к тому же постоянно дуют ледяные ветры, – писал Мак- Каррисон. – Закалке способствуют и каменные дома без окон, где люди спят на грубо отёсанных каменных скамьях. Здесь же держат животных. В домах очень холодно: деревья в этих местах почти не растут, а значит, почти нет и дров. На скудном огне они лишь варят пищу, а умываются и стирают одежду холодной водой, используя вместо мыла смесь золы и белой глины, но и в таких условиях всегда содержат себя в чистоте, не зная, что такое вши – а ведь это бич всех племён в округе…». 

Вынужденная диета

«Главная еда хунза – фрукты и сырые овощи, – писал британец. – Хунза принимают пищу два раза в день, утром и вечером. Они не знают, что такое коровье или растительное масло. Мясо едят лишь несколько раз в году, а во время неурожаев довольствуются заготовленными впрок фруктовыми и овощными соками, зёрнами злаков и сушёными мелкими абрикосами. Хлеб едят чёрный, из отрубей; совсем не знают сахара, но добавляют в пищу немного соли. А единственное знакомое им масло они выдавливают из абрикосовых косточек, приправляя им любую пищу».

Вынужденную диету Мак-Каррисон объяснял бедностью племени.

«Каждый клочок плодородной почвы здесь на вес золота. Хунза сажают плодовые деревья, овощи (шпинат, морковь, салат-латук, репу, горох, капусту, тыкву, картофель), выращивают ячмень, просо, пшеницу, гречиху. Но всё это растёт плохо: в здешних безводных местах очень холодно, при этом дожди и снег – большая редкость. Коровы тут размером с крупную собаку, а тощие овцы и козы, кажется, вот-вот упадут замертво. Хунза почти не пьют молока – их коровы дают не больше двух литров в день, и то лишь только сразу после отёла, и это совсем не жирное молоко. Овцы и козы молока не дают вообще, у них жилистое, сухое мясо, почти без жира». 

К концу марта запасы еды подходят к концу, и два весенних месяца здесь называются «голодной весной»: вынужденный пост продолжается до нового урожая. При этом хунза не перестают вести обычный образ жизни: охотятся, пасут скот и обрабатывают поля.

С приходом сурового гималайского лета (а это около девяти относительно тёплых месяцев в году) хунза покидают дома и живут на открытом воздухе.

А веселятся они даже в разгар «голодной весны», и нам, жителям больших городов, остаётся лишь позавидовать их устойчивой нервной системе.

«У хунзов нервы крепкие, как канаты, и тонкие и нежные, как струна, – писал Мак-Каррисон. – Они никогда не сердятся, не жалуются, не нервничают и не выказывают нетерпения, не ссорятся между собой и с полным душевным спокойствием переносят физическую боль, неприятности, шум и другие неудобства».

Смелый эксперимент Мак-Каррисона

Уже вернувшись в Лондон, британский военный врач решил проверить свои догадки.

Тысячи подопытных крыс он разделил на три группы, условно назвав их «Уайтчепель»(район Лондона), «хунза» и «индусы». Они содержались в одинаковых условиях, но группа «Уайтчепель» получала белый хлеб, варенье, мясо, соль, консервы, яйца, сладости, варёные овощи и прочую привычную европейцам еду. Крыс- «индусов» и «хунза» кормили соответственно тому, что обычно потребляют эти народы.

Группа «Уайтчепель» переболела всеми болезнями — от детского коклюша до старческого маразма. Да и вели себя эти крысы нервозно, агрессивно, порой загрызая сородичей насмерть.

Крысы- «индусы» болели меньше, но и активности особой не проявляли. Вели себя «солидно», но жили недолго.

А вот крысы- «хунза» оставались неизменно здоровыми и жизнерадостными, играли друг с другом и ни разу не вступили в драку.

Значит, на поведение и продолжительность жизни влияет не климат, не раса и не социальные факторы — всё зависит только от пищи. И значение имеет не количество, а качество еды, содержание в ней ферментов, аминокислот, витаминов, микроэлементов и жирных кислот, которые находятся лишь в растительном мире и полезны лишь при их употреблении в сыром виде.

Зависят ли войны, революции и прочие социальные катаклизмы от того, что мы едим. — здесь наука пока не сказала последнего слова. Но бесспорно то, что пища во многом определяет и здоровье, и качество, а значит, и срок нашей жизни.

Как пережить всех на свете? // Чудеса и приключения.- 2019.- №6.- С.20-22.

Categories: Горы, Земля, гипотезы, долгожители, здоровье, овощи, питание, природа, растения | Оставьте комментарий

Навигация по записям

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: